"Футбольный код" о матче "Металлист" - "Карпаты"

Добавлено: 26.10.10 20:37
 

Темой программы "Футбольный КОД" на "Первом национальном" стало расследование якобы договорного матча "Металлист" – "Карпаты".

Предлагаем Вам текстовую версию передачи, на которой присутствовали:

Игорь Кочетов – глава комитета ФФУ по вопросам честной игры и этики,
Маркиян Ключковский – юридический представитель ФК «Металлист»,
Сергей Власенко – независимый юрист-эксперт,
Игорь Дедышин – генеральный директор ФК «Карпаты».
Ведущие – Ольга Розинская и Андрей Столярчук.

А.С. Господин Игорь Кочетов, первый вопрос к вам. На чем базируется база фактов и аргументов, которые доказывают то, что матч «Металлист» – «Карпаты» можно считать договорным?

И.К. Те аргументы, которые мы получили, расследуя данное дело, говорят о том, что этот матч был договорной. В первую очередь, это показания футболистов, это та ложь, которую футболисты допускали во время общения с сотрудниками комитета – это официальные данные, которые ряд футболистов давали в правоохранительных органах, а также некоторые документы, которые пытались для своего алиби создать фигуранты дела.

А.С. Какие именно «липовые» документы, выражаясь вашими словами, были созданы для алиби?

И.К. Я думаю, что это уже давно есть в средствах СМИ, когда в качестве своего алиби господин Красников предоставил справку из гостиницы, в которой он якобы проживал, но, по его заявлениям, он не заселялся по паспорту, не платил деньги. Однако информация выдана на его имя, где указана проплата, которую он совершил. Мы считаем, что этот «липовый» документ считается «липовым» алиби, которое Красников себе создавал на данный период времени.

О.Р. Уважаемый Сергей, насколько мне известно, прокуратура не нашла события преступления в той ситуации, которую мы сегодня обговариваем. ФФУ, которую представляет господин Кочетов, нашла. Как такое может быть?

С.В. Мне тяжело комментировать дело, не зная так глубоко нюансы, как знают их мои коллеги по сегодняшней студии, но я могу отметить, что все аналогичные ситуации, насколько мне известно, которые имели место в других странах, они сначала имели негативную оценку правоохранительных органов и лишь после этого они были субъектами рассмотрения этих вопросов и обстоятельств уже так называемых спортивных юстиций. Это первый случай в мире, когда правоохранительные органы не просто закрыли дело, а, насколько мне известно, дело было закрыто в связи с отсутствием состава преступления. Это означает, что правоохранительные органы констатировали, что не было вообще действий, которые считаются незаконными. Но при этом, органы спортивной юстиции почему-то решили по-другому. Больше, наверное, знают об этом те лица, которые присутствовали на заседаниях. У меня есть для себя некоторые вопросы, на которые я пока не вижу ответов. Насколько я вижу из заявлений СМИ, основным и единственным доказательством якобы договорного матча была уже всем известная видеопленка, которую прокрутили практически во всех СМИ. Я имел возможность с ней ознакомиться и, честно говоря, я для себя лично не идентифицировал – о каком матче конкретно идет речь, ведь никто не называл этот матч. Во-вторых, это все базируется на том, что президент «Карпат» Петр Дыминский задавал конкретные вопросы Лащенкову, а футболист практически отвечал на эти вопросы неуверенно, где-то комментируя. Мне непонятно, почему эта видеозапись пролежала где-то 2 года на полке и после этого появилась в масс-медиа. Эти вопросы вызывают у меня некоторые сомнения в объективности решения, которое было вынесено органами, связанными с ФФУ.

А.С. Господин Кочетов, вы услышали мнение независимого юридического эксперта. Как вы можете прокомментировать это?

И.К. Я хочу сказать, что уважаемые юристы в данном случае приводят конкретные аргументы, которые были бы против нашего расследования. Но я хочу ответить на те замечания, которые уважаемый юрист высказал в этой студии. На протяжении последних лет футбольная институция в лице нашего комитета имеет определенную практику расследования данных вопросов, и, учитывая, что вопросы договорных матчей не входят в законодательство, а также любой законодательный документ в Украине, то это является исключительной прерогативой ФФУ. И на протяжении последних лет мы проводили множество разбирательств, касающихся договорных матчей или так называемого покушения на договорной матч. Первоначальная позиция всегда была экспертной комиссии. То есть, создавалась экспертная группа, комиссия специалистов, которые оценивали этот матч, а уже потом, после заключения, добывались те или иные доводы (я не люблю слово «доказательства», так как мы не в юриспруденции находимся в данном случае, а в футбольной институции, поэтому так называемые доводы), которые давали бы нам так называемую комфортную уверенность в том, что поступок или деяние носит негативный для футбола характер.

О.Р. Господин Ярославский заявлял, что это абсолютная неправда, и даже приводил такие аргументы, что этот матч не делал никакой погоды для «Металлиста», поэтому не было и смысла его покупать. Как вы считаете?

М.Л. Это абсолютная неправда, потому что нет никакого доказательства того, что матч был договорным. А мы вынуждены говорить о том, что матч был договорным. Мы вынуждены говорить о доказательствах, потому что речь идет не о каком-то детском дворовом суде, а о дисциплинарных санкциях, в результате которых люди теряют профессии, команды теряют очки, спортивные сезоны потеряны и так далее. Нужно с полной серьезностью подходить к этому вопросу. Если говорить о самом матче, то он был настолько важным для команд, насколько были важны все 29 матчей в том сезоне. Этот матч был за 3 очка. На тот момент «Металлист» одержал победу 6 раз подряд, а «Карпаты» 4 матча проиграли. Команды были на разных полюсах своей формы и результатов. Матч не был каким-то особенным. На него не обратили влимания СМИ, поэтому говорить, что матч вызывал подозрения, вообще нельзя. Даже экспертная комиссия, которая была назначена ФФУ, не пришла к мнению, что в матче отсутствовала спортивная борьба. Наоборот, речь шла о том, что «Металлист» в том матче, счет которого был 4:0 в пользу харьковчан, был сильнее «Карпат».

А.С. Игорь, ваше видение этого скандала.

И.Д. Мы уверены, что органы футбольного правосудия, которые проводили расследование данного дела, не доказали, что было нарушение принципов Fair Play со стороны «Карпат» или «Металлиста». Мы имеем какие-то их субъективные суждения, какие-то мнения, которые базируются на интуиции членов и комитета этики и честной игры и дисциплинарного комитета, а также членов апелляционного комитета. Мы абсолютно не согласны с решением, считаем его абсолютно немотивированным, необоснованным и, соответственно, таким, которое должно быть обжаловано с нашей стороны и со стороны футбольной общественности Украины.

О.Р. Почему президент «Карпат» так долго не рассказывал об этой истории?

И.Д. Если разрешите, я объясню нашу позицию. Дело в том, что в апреле 2008 года во Львове состоялась встреча президента «Карпат» Петра Дыминского с президентом ФФУ Григорием Суркисом, на которой в первый раз из уст президента ФФУ прозвучало, что у него есть информация, что этот матч носил договорной характер. Получив такую информацию, президент клуба не мог оставить это и решил проверить эту информацию. Сначала он просмотрел матч, и потом появились некоторые подозрения, был ли этот матч договорным или нет. Потом обнаружил, что наибольшее количество ошибок в матче допустил именно Лащенков. На базе информации, полученной от господина Суркиса, Дыминский решил пообщаться с Лащенковым, после чего и появилась эта видеозапись. После этого было расследование в футбольном клубе «Карпаты», где все футболисты отрицали факт того, что матч был договорным. Никаких других доказательств не было найдено, поэтому в нашем клубе не было твердой уверенности в том, что матч был договорным. Мы начали апеллировать к ФФУ, чтобы было проведено тщательное расследование данного вопроса. Мы обращались и к президенту ФФУ, и к другим институциям, но никаких ответов так и не получили.

И.К. Я хотел бы продолжить то, о чем говорит нам Дедышин. Я хочу поблагодарить его за то, что именно он оказал наибольшую помощь в расследовании данного дела. Я думаю, что эта позиция появилась 3 октября этого года, когда команда «Металлист» (Харьков) играла во Львове, и именно там было принято решение объединится и сообща двинуться против ФФУ. Так вот я хочу рассказать о тех сомнениях, о которых он говорит. Во всех письмах, которые направлялись в адрес ФФУ, было четко указано, что ФК «Карпаты» имеют доказательство того, что футболист Федорив грубо нарушил принципы Fair Play в матче 19-го тура между командами «Металлист» – «Карпаты». Я думаю, что если господин Дедышин выйдет на свой сайт, он найдет там информацию о том, где он гневно осуждает ФФУ в том, что она не расследует данное дело, которое является для них очевидным. И вместе с тем, он задает вопросы тем же правоохранительным структурам, в которые обратились «Карпаты» по поводу заявлений о так называемом договорном матче, и вместе с тем, заявление, что мы были неуверены и 110 тысяч долларов, которые они должны Федориву, они не платят только потому, что он нарушил принципы Fair Play. Неужели это такая неуверенность или подозрение дает им основание не выплачивать футболисту деньги? Вместе с тем, пусть господин Дедышин вспомнит свои показания в Харьковской прокуратуре, где он конкретно указывает, что, по словам Федорива, сам футболист признался, что он получил деньги от Лащенкова за сдачу данного матча. Последние два года «Карпаты» уверенно везде заявляли, а сейчас говорят: «Да нет, такого не было, мы никогда такого не заявляли».

Поэтому я хотел бы порекомендовать открыть всю переписку, на которую ссылаются, и там прочитать. Есть еще один момент, о котором я хотел бы сказать. Здесь идут ссылки на первоисточник, мы можем рассмотреть эту версию, но она не меняет дела, абсолютно.

А.С. Уважаемый Игорь Дедышин, возник вопрос, почему «Карпаты» постоянно меняли свою позицию в отношении этого матча?

И.Д. Вы, пожалуйста, не перекручивайте нашу позицию.

А.С. Я всего лишь перефразировал слова Кочетова.

И.Д. Мы нигде, ни в каких бы то ни было официальных заявлениях – ни в СМИ, ни на нашем сайте – не утверждали, что данный матч был договорным. Мы не являемся следственным органом, который может исследовать дело и вынести решение. Мы – футбольная инстанция, которая занимается развитием футбола в Украине и берет участие в Чемпионате Украины.

Что касается заявлений Кочетова, что мы постоянно заявляли, что матч с «Металлистом» был договорным. Господин Кочетов, вы говорите неправду, и мы никогда не заявляли о том, что этот матч был договорным. Вы это прекрасно знаете. А вы ответьте на такой вопрос: почему вы не отреагировали на наши письма и на наши обращения с просьбой расследовать это дело? Почему данное дело начиналось с того, что я получал постоянные вызовы на мой мобильный от господина Старовойта? На тот момент я даже не знал, кто это такой, и представьте, когда он мне звонит и просит передать некие материалы. Не было официальных обращений к нам. Ни одного. И лишь после того как мы обратились в спортивно-арбитражный суд в Лозанне, только тогда задвигалась ФФУ.

Мы никогда не утверждали, что данный матч был договорным, и до сих пор не уверены, был он договорным или нет.

А.С. Игорь Кочетов, были письма?

И.К. Я хочу немного освежить историю. В июне месяце, во время рассмотрения в КДК дела Федорива, в котором он требовал от «Карпат» определенное количество денег, господин Дыминский в это время позвонил господину Бандурко и сказал, что нельзя принимать решение в пользу Федорива, так как он нарушил грубо принципы Fair Play. Бандурко попросил дать нам доказательства этого, на что он ответил, что доказательств не дадим, но вы имейте это в виду.

Да, действительно, секретарь комитета этики и честной игры Старовойт четырежды звонил Игорю Михайловичу с просьбой прислать хоть какие-то материалы, и каждый раз обещал их передать поездом, но этого не делал. В ноябре мы снова связались с Игорем Дедышиным, и он нам сообщил, что все материалы находятся во Львовской прокуратуре, обращайтесь туда и там их берите. Естественно, голословные заявления о том, что Федорив нарушил правила Fair Play, не давали оснований нашему комитету начинать какое-либо расследование. И только когда мы из Лозанны получили уведомление, в котором ФК «Карпаты» обратились в спортивный суд, где доказывают, что Федорив грубо нарушил принципы Fair Play, а ФФУ неправильно принимает решение в пользу Федорива, и лишь после того, как господин Ефремов в частном порядке попытался с помощью указанной записи разговора Дыминского и Лащенкова воздействовать на Бандурко и КДК, после этого началось официальное расследование.

С.В. Это все выглядит смешно. Кто-то кому-то не позвонил, где-то кто-то кому-то отказал, и так далее. На этом основывается вся позиция спортивной юстиции ФФУ. Если бы адвокат пришел в обычный суд с такой позицией, его бы просто выставили на посмешище и попросили бы уйти. Насколько я вижу эту ситуацию, единственным доказательством в деле является видеозапись, на которой президент «Карпат» разговаривает с Лащенковым. Во время обсуждения в эфире я не услышал ни одного аргумента, который мог бы доказать, действительно ли матч «Металлист» – «Карпаты» был договорным. Никакой позиции я не услышал. Почему на видео, которое было распространено в Интернете, нет указания конкретного матча, нет даты, когда это происходило, и, как сказала госпожа ведущая, во время официального допроса в прокуратуре господин Лащенков отказался от того, что он говорил ранее, и указал на то, что на него давили. Почему вы, господин Кочетов, не приняли во внимание решение прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела при отсутствии события преступления.

А.С. Игорь Кочетов, какие аргументы натолкнули вас на то, что этот матч имел неспортивный характер?

И.К. Первый материал, который мы получили – это была действительно видеозапись. Если внимательно ее посмотреть, то мы можем понять, каким образом дифференцирует Лащенков все события, и Дыминский уже знает всю тему и задает вопросы точечно и целенаправленно. Лащенков в своих ответах рассказывает о роли каждого игрока в этом вопросе. Кто решал вопрос, кто раздавал деньги, с кем договаривались. Эти брали, а эти не брали. Этот играл, но взял или нет, он не помнит. А этот не играл, но деньги ему дали. Вместе с тем, все это происходит у Петра Петровича в кабинете, где он абсолютно знал эту тему. И на первом заседании, которое проводил наш комитет, присутствовал Игорь Дедышин, который заявил: «Информацию мы получили изнутри команды» и зачитал нам выдержку из показаний одного из футболистов. Так вот, как говорит господин Власенко, этот футболист под присягой в прокуратуре Львовской области дал показания, что этот матч команда сыграла без спортивной борьбы, те, кто сдал матч, получили по 110 тысяч долларов, лично он матч не сдавал. Можно улыбаться, можно что угодно говорить, но эти показания были даны под присягой.

О.Р. И все-таки, мы дадим сказать господину Маркияну и услышим, что он скажет.

М.Л. Я категорически не согласен. Такими вещами пронизано все решение и КДК, и АК. Разговор идет о пояснениях одного из футболистов «Карпат» прокуратуре во Львове, где он не сказал, что в матче не было спортивной борьбы, где он не сказал, что всем игрокам заплатили по 10 тысяч долларов. Он сказал, что по слухам известно, что, возможно, этот матч был продан. Согласитесь, это не утверждение факта. И то, как органы футбольной юстиции перекручивают эти факты и слова, вырывают из контекста, дают неполные цитаты – такими вещами пронизано все решение. Разговор не идет только об этом случае. Как отметил господин Власенко, почему-то Комитет этики честной игры, а за ним КДК и АК, во время всего расследования абсолютное преимущество отдавали каким-то телефонным разговорам, которые якобы проводились господином Кочетовым и его коллегами с футболистами Лащенковым, Налепой и другими. Что касается Лащенкова, он действительно в прокуратуре, под страхом ответственности за дачу ложных показаний, подтвердил, что он оговорил команду, что он рассказывал те слова на видео под давлением. Более того, сам Лащенков принял участие в рассмотрении дела в АК и, глядя всем в глаза, абсолютно честно и открыто подтвердил, что оговорил команду и ему за это стыдно. И нет оснований ему не верить. Он сказал, что его карьера, фактически, уже закончилась, и потому разговор не идет о попытках уйти от ответственности. Это же касается и других футболистов и фигурантов дела.

<В студии показали видео, на котором Кочетов общается с Лащенковым, и тот несколько раз утверждает, что матч не был договорным и он ранее говорил об этом под давлением>

И.К. Я же знаю, откуда у вас это видео. Вы вырвали определенный контекст из этого видео. Действительно, был разговор в Азербайджане, в котором Лащенков очень долго сомневался, говорить правду или нет, а потом сослался на своего адвоката. И на мой конкретный вопрос: «Ты оговорил команду или нет?» он сказал: «Я ничего не буду подтверждать и ничего не буду опровергать. Я руководствуюсь тем, что мне посоветовал адвокат». Поэтому, если это видео посмотреть полностью, то все эти моменты там имеют место. Хочу еще раз сказать: мы не руководствовались только данным видео, где Лащенков рассказывает Дыминскому. И если группа футболистов забывает о том, что их обвиняли в договорняке, и под присягой в прокуратуре говорят, что они услышали об этом в Интернете в 2010 году, но потом на заседании КДК или АК вспоминали, что в клубе велось расследование и их обвиняли, говорили написать определенные показания. Футболисты стали что-то вспоминать. Другие, наоборот, что-то вспоминали, а потом отказывались. На заседание АК приехал Мацей Налепа, который в ходе заседания, что вызвало смех всех адвокатов, заявил: «После первой тренировки я поехал в бар, напился там, после чего менеджер привез меня в клуб и заставил позвонить в ФФУ, и я пьяный давал показания». Я считаю, это полная деградация футболиста. Я не сомневаюсь, что это его научили говорить.

О.Р. Мы бы хотели подчеркнуть очень важный момент. В этом конфликте мы не стоим ни на чьей стороне. Мы – журналисты и мы лишь добиваемся истины.

А.С. Это был фрагмент из разговора, предоставленного нам господином Кочетовым, в процессе которого господин Лащенков ни разу не сказал, что это договорной поединок, но несколько раз сказал, что он не был договорным. Мы признаем, что это был лишь фрагмент, но мы пытаемся быть за баррикадами в этой ситуации. У меня вопрос к вам, Игорь Николаевич. Постоянно звучит фамилия Дедышин. Дисквалификация 5 лет, теперь 3 года. Однако во время разговора с Лащенковым эта фамилия не звучала. Вопрос в том, какую роль сыграл в этом деле Дедышин?

И.К. Вы знаете, господин Дедышин сыграл в этом деле максимально положительную роль. И он был путеводителем. А вот то, что потом была изменена его позиция… Я не сомневаюсь, что это не была его внутренняя позиция. До последнего времени он стоял на том, что этот матч был договорным, и у меня нет никаких сомнений. Материалы, которыми мы располагали, появились только благодаря господину Дедышину. Но я не могу его ни в чем осуждать, он взрослый человек и занимает свою позицию. Я не принимал участия в вынесении наказания.

О.Р. Должен ли президент клуба отвечать за действия своих подчиненных, в данном случае, футболистов. И за что в таком случае дисквалифицировали президента «Карпат» Дыминского? И почему не дисквалифицировали Ярославского, чтобы была какая-то справедливость?

С.В. Я вынужден сказать, что я не настолько глубоко знаком с материалами дела, чтобы сейчас давать юридические оценки, почему был дисквалифицирован один фигурант этого дела и не был другой. Но я бы хотел сказать о другом. К сожалению, в последнее время в Украине под лозунгами борьбы с какими-то явлениями осуществляются какие-то непонятные действия. Пока что у меня складывается впечатление, что под лозунгами борьбы с коррупцией в футболе сейчас выполняются какие-то субъективные действия и выполняется чья-то субъективная воля. Я не услышал, как человек посторонний, со стороны ФФУ каких-то убийственных аргументов о том, что это дело расследовано и они имеют достаточные доказательства того, что матч был договорным. Все, кто выступают тут – и участники конфликта, и те записи, что мы видели – говорят о том, что на сегодня нет неоспоримых доказательств. И лишь на каких-то подозрениях, лишь на каких-то допущениях… Кстати, я от господина Игоря услышал очередное предположение, что «Карпаты» и «Металлист» о чем-то договорились. Но он так утверждал об этом… Звучало так, будто человек уверен…

О.Р. Тут есть господа Ключковский и Дедышин, которые смогут ответить нам на этот вопрос. Объединились ли «Металлист» и «Карпаты» против Федерации футбола?

М.Л. Я бы хотел вернуться чуть назад и сказать несколько слов о том видео, что мы увидели. Я его видел впервые, хотя досконально знаком с теми материалами, которые рассматривал КДК и АК. И то, что этого видео нет в материалах дела – это стопроцентное доказательство того, насколько фиктивным было это расследование. А сейчас я уверен, что оно было фиктивным, неполным, невсесторонним и необъективным.

И.К. Но у нас тоже нет этого видео.

М.Л. Но вы знаете о его существовании.

И.К. Да, из студии. От журналистов.

О.Р. А откуда тогда вы знаете, что у нас неполная запись?

М.Л. Господин Ключковский, не следует сейчас оправдываться. Дело в том, что мы тоже слышали о существовании этого видео, но ни разу не видели его. Тот фрагмент, который я сейчас увидел, подтверждает все сказанное Лащенковым в прокуратуре и АК. Потому что ни единого слова о том, что матч был договорным, сказано не было. А то, что вы говорите, что это только часть разговора, а в других есть подтверждения – так почему же этого видео нет в материалах комитета? Можно ли, в таком случае, воспринимать серьезно решение АК и предыдущее решение КДК, если они не взяли во внимание столь серьезный материал? На одно видео мы опираемся, а другое видео мы игнорируем?

И.К. А вы задайте вопрос студии, откуда у них это видео, а потом будете обвинять.

А.С. Господин Игорь, я могу ответить. Я вам звонил, и вы передали мне этот диск.

И.К. Я вам передал диск разговора Лащенкова с Дедышиным… То есть, с Дыминским.

А.С. Именно от вас этот диск попал к нам.

И.К. Вы можете сейчас что угодно рассказывать, как этот диск к вам попал. У меня такого видео нет.

А.С. То есть, и не вы задавали вопросы на том видео? Звучал ваш голос. И вы сказали, что вы в Азербайджане, записывали оперативное видео.

И.К. Безусловно, это беседа, которая была в Азербайджане.

А.С. То есть, вы записывали видео, но у вас в распоряжении его не было…

И.К. Мы не записывали это видео.

А.С. А кто записывал?

И.К. Это вопрос к тем… которые… вы… разговаривали.

М.Л. Господин Кочетов, давайте согласимся с тем, что вы присутствовали во время этого разговора.

И.К. Но присутствовал и Лащенков, если вы заметили.

М.Л. Лащенков сделал видеозапись в вашем номере в отеле в Азербайджане?

И.К. А вы знаете, что это наш номер в отеле?

М.Л. Вы же мне говорили…

И.К. Нет, уважаемый господин Ключковский, я уже начинаю подозревать другую тему. Давайте сейчас не будем вешать собак, которых мы не знаем. Давайте говорить о доводах, которые дали нам комфортную уверенность говорить о том, что матч был договорным. Я хочу вернуться к тому, что вы тут рассказываете, что у «Металлиста» никакой не было мотивации покупать игроков «Карпат». Я хочу с вами не согласиться, в первую очередь, потому, что «Металлисту» этот матч был очень важен. «Карпаты» на этот матч мотивировались очень сильно. Этот матч приравнивался к дерби ввиду отношений Маркевича с Дыминским.

А.С. Но в дерби никто никого никогда не покупает.

О.Р. Давайте дадим слово Игорю Дедышину, который тоже с интересом смотрел это видео.

И.Д. Я бы хотел попросить господина Кочетова не перекручивать факты. Я еще раз утверждаю, что информацию о том, что матч «Металлист» – «Карпаты» был якобы договорным, мы получили от Григория Суркиса. И вы об этом прекрасно знаете. Мы всегда акцентировали внимание на этом. Вы пять минут назад сказали, что мы получили информацию из середины команды. Это абсолютная неправда. Вы в который раз говорите неправду. В отличие от вас, я готовился к этому эфиру, и у меня в руках есть письма, которые мы писали Григорию Суркису и вам в том числе. И то, что мы писали в спортивный арбитражный суд в Лозанну, где мы указываем, что у нас есть доказательства нарушения футболистом Федоривым принципов фейр-плей. Но мы нигде не говорим, что матч был договорным. Мы говорим о том, что в нашем распоряжении есть некоторые доказательства. Потому, пожалуйста, господин Кочетов, не перекручивайте эту информацию.

А.С. Господин Игорь, зачем было Лащенкову наговаривать самому на себя и своих партнеров по команде?

И.Д. Наверное, это вопрос к Лащенкову.

А.С. То есть, это его личная инициатива?

И.Д. Возможно. Сейчас вообще сложно говорить что-то об этом деле, что было правдой или нет и где вообще эта правда закопана. Всё очень запутано. И в первую очередь ФФУ стала виновником того, что всё запуталось.

А.С. А лично у вас есть сомнения относительно спортивного характера игры в этом поединке?

И.Д. Лично у меня есть.

А.С. То есть, вы считаете, что он может иметь признаки договорного матча.

И.Д. Я считаю, что есть основания для того, чтобы провести объективное независимое расследование. И мы говорили об этом все время, обращались в правоохранительные органы и органы футбольного правосудия. Мы, ФК «Карпаты», считаем своей честью, если у нас есть какие-то материалы или доказательства того, о чем шла речь, присоединиться к расследованию. И вы сделали едва ли не наибольший вклад в то, чтобы доказать или опровергнуть эту информацию. И всю информацию, которую мы получили, мы передали следствию. Более того, скажу: там говорилось обо мне, о том, что мне дали дисквалификацию в пять лет, а сейчас в три года. Я вообще не пойму, почему 5 или 3, мне никто ничего не объяснял. А в решении КДК говорится, что я тормозил следствие, обманывал. Я думаю, господин Кочетов подтвердит, что и ФК «Карпаты» в моем лице всячески помогал в расследовании этого дела. Вот накладная, которая подтверждает, что ФК «Карпаты» оплатили перелет из Киева во Львов и обратно для троих членов комитета этики и честной игры для того, чтобы они смогли опросить футболистов и получить всю информацию. Поэтому я считаю, что решение было заангажированным. Более того, я могу смело сказать в эту камеру о том, что оно было заказным. А лично я считаю, что это было указание сверху от Григория Михайловича Суркиса, и я не боюсь об этом говорить. Я уверен, что заказ базировался на том, что мне инкриминировали то, что я присутствовал при разговоре и постоянно апеллировал к президенту ФФУ чтобы это дело расследовали, и сказал, в конце концов, общественности и двум клубам, был ли этот матч договорным или нет. Но Федерация ничего не доказала.

О.Р. Как же, все-таки, в ФФУ попала пленка с разговором Дыминского с Лащенковым?

И.К, Пленка дважды поступала в ФФУ. Первый раз частным путем 22 января господин Ефремов передал ее Бандурко. И второй раз – 10 февраля на заседании нашего комитета господин Дедышин передал два диска. Что касается тех документов, которые он показывает об оплате прилета – это соответствует действительности. Но он недоговаривает. На этот день мы всю команду вызывали в Киев. И по просьбе «Карпат», им было дешевле, чтобы не вся команда летела… Я бы хотел, чтобы правда была окончательной. Что же касается господина Дедышина, то устно он действительно помогал. Когда дело касалось каких-либо документов, которые необходимо было предоставить ФФУ, он не имел на это определенной санкции, и, естественно, сокрытие коррупционного деяния есть дисциплинарный проступок. Поэтому вопрос о том, почему наказан Дыминский… Он изначально знал, что матч был договорным. Но в течение полутора лет он не уведомлял ФФУ, чтобы она начала соответствующее расследование. И когда говорят, что мы своими силами не могли разобраться и, вместе с тем, мы никого не обвиняли, было или не было – это не соответствует действительности. ФК «Карпаты» еще до недавнего времени был уверен в том, что этот матч был договорным, и у них было достаточно оснований так считать. В ходе нашей проверки те основания, которые имелись в том же клубе, мы подтвердили и вынесли также свой вердикт.

А.С. Постоянно звучит фамилия Григория Суркиса, который не связан с этим скандалом, но, так или иначе, его постоянно считают причастным к нему. Какую роль в этом скандале играет президент ФФУ?

И.К. Фамилия Суркис возникла 12 февраля, после того как господин Суркис заявил: «Почему данная пленка полтора года скрывалась в клубе, а не уведомлялась ФФУ?». И тогда ФК «Карпаты» понял, что за сокрытие данной пленки последует наказание, и ничего лучше не придумал, как обвинить в этом Суркиса. Поэтому, когда говорят, что при разговоре с Дыминским присутствовал Дедышин и Ефремов, я хочу сказать, что господин Ефремов опроверг, что там присутствовал Дедышин, ссылаясь на то, что разнервничался и не заметил его присутствия. Дедышин на то время занимал пост коммерческого директора, и так далее.

С.В. Хотелось бы, все-таки, вернуться к важному вопросу о том, каким образом в студию попал диск этого оперативного видео. Вы абсолютно четко сказали, что вам его передал Кочетов. А господин Кочетов категорически опровергает это.

А.С. Хочу сказать, что наша журналистская группа даже не была создана на момент записи этого интервью. Нашей программе лишь два месяца. В пятницу вечером я позвонил господину Кочетову…

О.Р. И я слышала этот разговор…

И.К. Мы вам передали диск разговора Лащенкова с Дыминским.

А.С. И откуда тогда у нас появился этот диск?

И.К. Это я вам хочу задать этот вопрос.

М.Л. Дело в том, что господин Кочетов возглавляет Комитет этики и честной игры. Это орган ФФУ, который создан, чтобы расследовать такие ситуации с потенциальными нарушениями фейр-плей. Расследовать, имеется в виду – получив информацию, начать рассмотрение и собирать доказательства. На протяжении полутора лет Кочетов и его коллеги просили: «Дайте нам доказательства, а после этого мы откроем дело. Не так проводится расследование, не совсем правильно». А уже когда началось расследование, начались игры с доказательствами, аудио-видеозаписи, о которых мы не знаем. Аудиозапись разговора с Налепой, о котором он сам не знал. А этично ли записывать человека, если он об этом не знает? Мы видим в этом деле уже три таких записи.

О.Р. И могут ли эти записи быть доказательством в суде?

М.Л. Это уже другой вопрос. К нему мы еще вернемся в Лозанне. Другой вопрос, что все эти записи, которые господин Кочетов вытягивает из рукава, как козырный туз, не подтверждают позицию самого Кочетова. В АК господин Кочетов со своего телефона проиграл аудиозапись телефонного разговора с Мацеем Налепой, которая полностью подтвердила то, что до этого пояснил сам Налепа. Кочетов сегодня говорил о якобы сфабрикованных Красниковым документах. О том, что он сфальсифицировал свое пребывание в Донецке в соответствующие дни. По поводу этого могу сказать, что, сама справка – не «липовая», потому что она есть в материалах прокуратуры, и если бы она была «липовой», прокуратура бы это проверила. Во-вторых, на заседание АК приехал свидетель – служебное лицо другого футбольного клуба, не связанного ни с «Металлистом», ни с «Карпатами» – который подтвердил, что в эти дни господин Красников был в Донецке. Да, он не заселялся по паспорту в отеле. Сам не платил за проживание в отеле. Господин Кочетов прекрасно знает, что футбольные специалисты ездят по Украине каждую неделю. И принята практика, когда их проживание оплачивает принимающая сторона. Господин Дедышин, к примеру, только что рассказал, что билеты господина Кочетова во Львов оплачивал ФК «Карпаты».

С.В. Получается, по логике господина Кочетова, он не был во Львове, его там не было?

И.К. Тогда я прошу задать вопрос уважаемому юристу, господину Власенко. Является ли сфальсифицированным документ, который выдан на имя человека, который не селился по паспорту в гостинице, и в котором указано, сколько он заплатил за проживание? Если такой документ выдан в харьковскую прокуратуру в качестве материала расследования, не является ли это нарушением уголовного кодекса?

С.В. Если в этой справке не написано, что он заселялся по паспорту. Я так понимаю, что он не заселялся по паспорту. Справка подтверждает его фактическое пребывание.

М.Л. Позвольте отметить, что сейчас вы придираетесь к словам. Факт пребывания Красникова в Донецке, проживания в отеле «Прага» и того, что его проживание было оплачено, не является опровергнутым. А кто за него вносил деньги в кассу отеля – это уже другой вопрос. Я вообще не могу понять, почему он возник?

А.С. Возникает вопрос. Если господина Красникова не было в Харькове, то он не мог передавать 110 тысяч?

М.Л. А никто это и не утверждает. Всё якобы участие господина Красникова в этом деле сводится к одному телефонному звонку, который он, теоретически, мог сделать с любого уголка мира. Потому нет смысла что-нибудь фабриковать. Это всё догадки. А есть факт, подтвержденный людьми, независимым свидетелем, о том, что господин Красников был в Донецке. На основании этого Комитет по этике честной игры и все вышестоящие органы футбольной юстиции делают широкий вывод о том, что господин Красников был неоткровенным.

И.К. Когда вы говорите об этом свидетеле, который подтвердил его алиби… Если вы помните, то он сказал: «Я не помню, что я делал вчера. Но вот сейчас я вспоминаю, что два года назад я действительно встречал Красникова и селил его в гостиницу. Вы знаете, наверное, это для каких-то абсурдных моментов, когда для вас то, что вам не нравится, вы говорите, что это не есть довод и доказательство. А то, что является опровержением – тут вы уже цепляетесь. Уважаемые коллеги юристы, я вас прошу, будьте максимально объективными в данном случае. Если тот или иной футболист скрывает на расследовании то или иной факт, а другие футболисты говорят… То естественно говорят: «Ну, он забыл. Да, он сказал, но он же отказался». Для вас в юриспруденции, естественно, всё это, может быть, и не есть доказательство. А для нас это существенные доводы того, что футболисты врут, скрывают истину.

С.В. Вы знаете, по вашей логике я вынужден утверждать, что вы отдали диск уважаемому журналисту и сейчас соврали в студии.

А.С. На правах ведущего возьму слово. Давайте после программы возьмем камеру, вместе поднимемся и пересмотрим этот диск. И в следующей программе я гарантирую всем зрителям, что мы посмотрим, какой именно диск мы смотрели и отрывок какой записи.

О.Р. Но уже сейчас можно сказать, что вы знали, что это отрывок записи.

И.К. Вы скажите, лично я передавал вам какой-либо диск?

А.С. В пятницу вечером я позвонил господину Кочетову, и он сказал, что у него есть оперативное видео разговора с Лащенковым и он оставит его на охране. То есть, вы хотите сказать, что охрана предоставила это видео?

И.К. Я оставил вам диск разговора Лащенкова с Дыминским.

А.С. Вы же помните, как выглядел этот диск? Вы же держали его в руках?

О.Р. Наш самый справедливый судья – зритель. Мы работаем для нашего зрителя. И я уверена, зритель сделает свой объективный и независимый вывод. Господа Ключковский и Дедышин! Когда-то говорили, что если звезды зажигаются, то это кому-то надо. Скажите, если этот скандал сейчас так активно развивается и педалируется – кому это выгодно, кто за этим стоит? Потому что есть предположение, и в кулуарах спортивной журналистики и в СМИ, что под этим скандалом кроется что-то другое. Что в нем кто-то заинтересован.

М.Л. Боюсь прозвучать как скупой на информацию юрист, но дело в том, что мне как юристу и представителю клуба это абсолютно не важно. Дело в том, что имя «Металлиста» честно и его репутация незапятнанна. И вдруг ниоткуда появляется абсолютно безосновательное обвинение, проводится абсолютно непонятное расследование… Из ниоткуда в этом деле возникает много обстоятельств. Например, утверждение господина Кочетова, что футболисты во время расследования вдруг забыли о каких-то обстоятельствах, о которых потом вспомнили. На самом деле это просто объясняется. Один из свидетелей, участников дела, на заседании АК прямо сказал, что господин Кочетов мне говорил, что писать в объяснениях.

О.Р. Маркиян, так кто заинтересован в скандале?

М.Л. Я не знаю, и это не имеет значения.

О.Р. Вопрос господину Дедышину. Кто заинтересован в этом скандале? Есть ли какие-либо другие причины этого скандала?

И.Д. Во-первых, я считаю, что одним из фигурантов в этом деле является Григорий Михайлович Суркис, которого не привлекли в качестве свидетеля. Почему Дедышин, Ефремов и Дыминский, которые были свидетелями разговора, дают объяснения, их вызывают на заседание комитета этики и честной игры, КДК, Апелляционного комитета, а господина Суркиса – нет. Суркис у нас священная корова, что его допрашивают в частном порядке, у него на даче или кабинете?! Давайте сделаем процесс прозрачным. Пригласим Суркиса, пригласим свидетелей и тогда будем иметь полную картину. Я уже говорил неоднократно в разных интервью, что это дело сфабриковано, и сфабриковано оно «сверху». Какие мотивы у этой «верхушки», которая сфабриковала это дело, я не знаю, нужно спрашивать у них, поэтому решение является абсолютно заангажированным и полностью «брошенным» сверху, а «внизу» исполнители сделали свою работу.

И.К. Мотив один – борьба с коррупцией. Поэтому никаких других вопросов быть не может. Что касается Суркиса, уважаемый Игорь Михайлович, если вы вспомните, еще 10 февраля, на заседании Комитета, ни вы, ни кто-то другой словом не обмолвились, что первоисточником был Суркис. Начиная с июня 2009 по 10 февраля 2010 года вы нигде, никоим образом об этом не говорили. И только на заседании комитета, когда вам конкретно задали вопрос, почему вы полтора года скрывали этот диск, 12 февраля в своем интервью вы впервые сказали о Суркисе. Давайте рассмотрим версию, что Суркис был первоисточником. Если Суркис, предположим, обратил внимание Дыминского, что его игроки нарушают принципы Fair Play, то что должен президент клуба сделать? Должен провести расследование и доложить в Федерацию футбола. А что сделал господин Дыминский?

И.Д. Нет, господин Кочетов. Расследовать все, что происходит в украинском футболе, должна Федерация футбола и органы футбольного правосудия. Футбольный клуб «Карпаты» не являются следственным органом и не имеют таких полномочий и возможностей. Мы сделали все, что могли, и передали материалы в Федерацию футбола, которая затем это дело сфабриковала, ничего не доказав, просто навешала ярлыки на клубы и других фигурантов дела. У меня к господину Кочетову есть вопрос. Вы прекрасно знаете, что во время всех заседаний КДК и Апелляционного Комитета Федерации футбола присутствовал независимый наблюдатель от УЕФА господин Андреас Кун, таинственный персонаж, который нигде ни о чем не говорил, никаких заявлений не делал. Его так посадили на стульчик, и он сидел там 5 или 6 заседаний. А вы мне ответьте, этот господин-наблюдатель знает, что в материалах дела нет видео, которое только что было показано на всю Украину?! Если он не знает, я бы посоветовал вам, господин Кочетов, немедленно подать в отставку и обратиться в Федерацию футбола Украины, Комитет этики честной игры, чтобы именно он расследовал ваше поведение, почему вы скрывали материалы дела.

А.С. А вот, кстати, и этот диск!

И.К. Этот диск мы не передавали, наш диск был в пластиковой коробочке.

А.С. Не этот диск? Значит это наше личное видео? Вот вы, человек, в прошлом работавший в СБУ, скажите, откуда у нас могло появиться это видео. То есть мы, журналисты, которые работаем на этой программе два месяца, где-то взяли это видео. У вас что, такие незасекреченные данные?

И.К. Уважаемые журналисты, я очень положительно отношусь к вашей работе, но на сегодняшний день я прекрасно вижу, как люди меняют позиции, как люди отказываются от ранее данных показаний.

А.С. Поскольку вы ставите под сомнение мои слова, слова ведущего этой программы, вы задеваете мое профессиональное достоинство.

О.Р. Во-первых, я сама слышала ваш разговор с Андреем (прим. – имя ведущего) в пятницу вечером, во-вторых, когда мы просмотрели фрагмент видео, вы сказали, что это не все видео. Откуда вы могли знать, что это не все видео, а лишь его часть? Я думаю, что каждый зритель даст свой собственный ответ на это.

И.К. Дело в том, что об этом диске уже заявляли журналисты и спрашивали, а действительно ли есть запись разговора Лащенкова со мной, действительно ли есть запись телефонного разговора, где Лащенков еще раз говорит правду, а действительно ли есть запись разговора, где Налепа рассказывает первый разговор. Такие разговоры постоянно ходят в эфире.

М.Л. А каков был ваш ответ на эти вопросы?

И.К. Я отвечал, что лично я не записывал.

А.С. У кого могла сохраниться запись разговора, если было три лица: Лащенков, который вряд ли бы записывал, Гатауллин (прим. - член Комитета этики и честной игры) и вы. Вы хотите сказать, что я взял диск у Гатауллина?

И.К. Я не знаю, давайте узнаем.

А.С. Давайте на следующий эфир пригласим господина Гатауллина. Я лично его не знаю.

И.К. Тот сюжет, который вы показали, он что, несет какую-то незаконность действий или что?! Я вас ни в чем не обвиняю, просто говорю, что я вам эту запись не передавал.

М.Л. Дело в том, что этот диск является доказательством того, насколько неадекватным было это расследование. Независимо от того, был ли он у господина Кочетова или нет, его комитет 4 месяца, как он объяснил на заседании Апелляционного комитета, каждый день по 6 часов занимался расследованием этого дела. Если этот диск не был обнаружен в ходе расследования, то ставится вопрос о качестве такого расследования и качестве тех решений, которые были вынесены. И об этом мы будем говорить в спортивном арбитражном суде.

И.Д. Напоследок я бы хотел сказать следующее. Федерации футбола Украины нужно, в конце концов, закончить заниматься голословными расследованиями, все на самом деле знают, сколько грязи в украинском футболе, и больше всего об этом знают именно в ФФУ. И нужно бороться с коррупцией, с договорными матчами, с необъективным подкупным судейством действительно при помощи всех средств, которые у них есть, и привлекать к этому правоохранительные органы. Пока решения, которые выносятся Федерацией, будут однобокими, необоснованными, доверия к этим органам не будет ни у кого.

И.К. Давайте будем менять законодательство Украины и будем вносить в законодательные акты вопросы, связанные с футбольной коррупцией, как это сделано в Италии, Германии и во Франции, и тогда мы будем опираться на суды, прокуратуру и другие органы, которые имеют право вести оперативные действия.

С.В. Я бы хотел вернуться к тому, с чего я начал. В европейской и мировой истории это не первый случай договорного матча, но каждый раз, когда такой вопрос возникает в нормальном европейском государстве, расследование опирается на заключение правоохранительных органов. У нас же все с точностью до наоборот. Правоохранительные органы сказали, что не было не то что состава преступления, а события преступления. ФФУ говорит, что событие преступления было. При этом я, к сожалению, в сегодняшней дискуссии не услышал каких-либо аргументов со стороны ФФУ и ее представителя, которые бы убедили в том, что решение, которое они приняли, было обоснованным и основывалось на полном и всестороннем рассмотрении этого дела.

О.Р. Благодарю вас за независимую точку зрения и надеюсь, что все наши телезрители также сделали свой независимый вывод. Это очень сложная тема, мы будем следить за ней и далее.

Сергей Александров, "Террикон"

 

Спортивные Новости RSS - Спортивные Новости - Terrikon

16 декабря

13:47
Семин уверяет, что теперь у Локомотива два Лоськова
13:41
Когда проиграет Манчестер Сити? Видеоанонс английского футбольного уикэнда Есть Видео
13:41
Лестер - Кристал Пэлас: смотреть онлайн-видеотрансляцию матча АПЛ Есть Видео
13:35
Металлист-1925 уже тренируется
13:23
НБА: Топ-10 моментов игрового дня Есть Видео
13:10
Шаран: на трансфере Козак, Кулиш и Каленчук
12:56
Бешикташ попробует заполучить Марлоса
12:47
Анонс 17-го тура чемпионата Италии. Синхронное плавание тройки лидеров
12:37
Александра Овечкина включили в престижный рейтинг
12:23
Жозе Моуринью готов отпустить Мхитаряна
12:12
Формула-1 никак не может решить, нужны ли девушки на стартовой линии
12:04
Шальке зовут сыграть с Балтикой в Калининграде
11:51
Шахтер: начинаем шоу Есть Видео
11:38
В Милане допустили продажу Доннаруммы
11:27
Анонс 18-го тура чемпионата Англии: Остановят ли шпоры победный галоп Сити? Есть Видео
11:18
Галатасараю понадобился Кришито
11:05
Джошуа может провести бой с Поветкиным после поединка с Паркером
10:50
Пирло предложили вернуться на поле, но ненадолго
10:36
Комитет арбитров ФИФА утвердил списки международных арбитров от Украины
10:22
Поветкин - Хаммер: видео боя Есть Видео
10:07
Юрген Клопп: Мы все ведем борьбу за второе место
09:53
Голкипер Донбасса - лучший вратарь молодежного чемпионата мира
09:45
Атлетико - Алавес: смотреть онлайн-видеотрансляцию матча Ла Лиги Есть Видео
09:31
Антонио Конте: последнее, о чем я думаю - это нападение
09:18
Серхио Рамос: мы очень хотим увезти кубок домой
09:05
Гвардиола: у нас владение мячом порядка 70 процентов
08:37
Александр Фирсов: сыграли неплохо, но не на своем уровне
08:23
Зидан: наша команда растет, и это надо доказать
08:10
Поветкин получил право на бой с Джошуа
08:08
НХЛ: Нью-Джерси обходит Вашингтон, Каролина портит праздник Айкелу Есть Видео
08:00
Главное за день: Срна ждет, Виду продают, Кличко откровенничает и другие новости
07:45
Манчестер Сити - Тоттенхэм: смотреть онлайн-видеотрансляцию матча АПЛ Есть Видео
07:30
Эйбар - Валенсия: смотреть онлайн-видеотрансляцию матча Ла Лиги Есть Видео
06:52
НБА: результаты матчей 16 декабря Есть Видео
05:15
Атлетик - Реал Сосьедад: смотреть онлайн-видеотрансляцию матча Ла Лиги Есть Видео
05:00
Арсенал - Ньюкасл: смотреть онлайн видеотрансляцию матча АПЛ Есть Видео
00:29
УЕФА отказал Милану по финансовому фэйр-плей и продолжает за ним следить
00:18
У игрока Милуоки второй раз диагностировали легочную эболию
00:05
Лилль все же уволил Бьелсу

15 декабря

23:59
Севилья не смогла забить Леванте: смотреть видеообзор матча Есть Видео
bigmir)net TOP 100